“Код Дурова”: несколько заметок и цитат из книги

Код Дурова

Код Дурова

Когда я читал эту книгу, история слегка напомнила мне “Стива Джобса” Айзексона. Но я так и не понял – то ли это из-за стараний автора, то ли и вправду личности Джобс и Дуров так похожи: фанатизм, эгоизм, паршивый характер, авторитарность в принятии решений, фруктоеды, ведущие здоровый образ жизни (хотя, насколько я понял, Павел не сторонник легких наркотиков, что отличает их с Джобсом). Возможно, что отчасти и то, и другое. Тем более, что по словам автора книги, Джобс – кумир Дурова.

Чуть менее, чем с Джобсом, у Дурова есть похожие истории и с Цукербергом. Если не брать в расчет фанатизм, которым априори обладают все успешные предприниматели, то это, пожалуй, природный аскетизм. И, второе, что самое интересное, – что одному, что другому, идеи FB и VK подсказали другие лица: Цукербургу – братья Уинклвосс, Дурову – бывший одноклассник и будущий инвестор Вячеслав Мирилашвили, показавший ему сайт Facebook.

Книга действительно достойна прочтения. Во-первых, история “Вконтакте” и непубличной личности Павла Дурова. А во-вторых, она неплохо написана.

По ходу чтения я сделал не меньше полусотни заметок, некоторые из которых приведу здесь.


Дуров читает

  • В юношестве – Сервантеса, Карлоса Кастанеду, Наполеона Хилла («Ты – то, что ты думаешь; думай и богатей»)
  • Пол Грэм. Ни раз упоминается в книге.
Дуров фанател от книг Пола Грэма, программиста и создателя инкубатора стартапов Y Combinator. Грэм доступно и емко излагал философию программирования и независимости от IT-монстров. Ты творец, меняющий кодом реальность. Программист – художник новой эпохи, который, экспериментируя, создает миры по своему вкусу. Он свободен от уродливых корпоративных этик, практик и дурного шлака.

Цитирует Фауста: “Vi veri universum vivus vici” – «[Силой] истины я, живущий, покорил вселенную»

Дуров слушает

  • Речи Муссолини, Мартина Лютера Кинга, Малькольма Икса

Дуров смотрит

  • “Матрица” (в книге проводится параллель с его жизнью и сценарием фильма)
  • “Догма” Альберта Пайка (стала для него своеобразным нравственным ориентиром)
  • “Пролетая над гнездом кукушки” (любимый фильм)
  • “Тупой и еще тупее” (“фанат фильма”)

Дуров говорит

«Исступленное стремление к созиданию изначально есть практически у всех, просто у меня оно осталось по мере взросления и не было вытеснено псевдоценностями общества потребления, – этот пассаж высветился на экране в половину четвертого одного июньского утра. – Возможно, потому что я сохранял голову в чистоте: не смотрел телевизор, не читал газет, не принимал на веру мнение авторитетов».

«Паша, продай форум, купи машину!» – убеждала Дурова Эльнара, сыгравшая медийного Вергилия. «Не хочу машину, – отмахивался Дуров. – Меня укачивает».

«Я хочу стать интернет-тотемом»

Неважно, какие эмоции ты вызываешь; важно, чтобы ты волновал людей.

Дуров в машрутках

В маршрутке он не платит – считает, что право студента на бесплатный проезд распространяется и на нее. Если громила-водитель орет: «Кто не передал?» – встает и выходит.

Другие цитаты из книги

Перекопский (вице-президент “ВК”):

«Только на халяве и делаются большие деньги. На гениальных идеях, где не требуется много работать, а только немного пошевелить головой». Если Дуров играл во влияние и загадочность, Перекопский казался проще: «Я коллекционирую деньги. Нужно же что-то коллекционировать?»

Перекопский о Дурове:

«Дуров всегда хотел быть известным, чтобы его все знали, тщеславный, хотел власти над умами, – перечислял Перекопский. – Всегда выпендривался. Его мотивы – смесь тщеславия и благородства».

Эльнара Петрова (жена Андрей Рогозона, руководителя отдела разработки “ВК”):

«Я поняла, что для Павла самое страшное, когда кто-то работает за зарплату, – щебетала Эльнара. – Это осталось до сих пор, он щедрый, но опасается, если люди помешаны на бонусах, этих премиях, перестанут гореть духом. Еще он был нетерпим к людям, которые медленно понимают сказанное и сами плохо говорят, медленно работают, ну, ты понял».

Билл Дрейпер (венчурный капиталист):

«Не тратьте даже время на размышления в сторону стартап-бизнесов Silicon Valley Style, если у вас в голове одна идея – как прокормить семью или купить себе ранчо. Это масштаб малого бизнеса – достойного, важного, социального. Но не того, кто запускает проект, – тот не должен думать о том, сколько денег он „поднимет“; только о том, как он изменит мир. И мир, возможно, ему потом заплатит»

Юрий Лифшиц:

Когда в конце его спросили, почему он бесплатно делится ценными сведениями, Лифшиц хмыкнул: «Из эгоистических соображений. Во-первых, формулируя мысли вслух, я начинаю лучше их понимать. Во-вторых, я верю, что, когда люди делятся друг с другом знаниями, они улучшают качество социальной системы в целом. Экономика дарения выгодна всем – тому, кто дарит, выгода возвращается».

Автор о Дурове:

Архитектора подмывало разом избавиться от житейских проблем, но ему хватило выдержки, и он предпочел стратегическую выгоду сиюминутной. Дуров верил, что стоимость его сети будет исчисляться в миллионах долларов. Мысль о том, что он, архитектор и творец, станет бесправным менеджером для своего детища, казалась невыносимой.

Превращаясь в главу государства с многомиллионным населением, Дуров заражал соратников своей религией. Имя ей – максимальная, до полной отстраненности чистота восприятия и мышления. Это касалось как никотина-алкоголя-мяса, которых Дуров не потреблял, – так и риторики, культуры рассуждения и принятия решения.

Персоны, упоминаемые в книге:

  • Юрий Мильнер
  • Алишер Усманов
  • Юрий Лифшиц
  • Олег Бунин (программист, консультировавший “ВК” в вопросах высокой нагрузки серверов)
  • Джек Дорси, создатель Twitter
  • Шэрил Сэндберг, COO Facebook
  • Злата Николаева (первая из московских репортеров, добившаяся у Дурова Интервью)
  • Дмитрий Гришин, гендир Mail.ru Group
  • Илья Широков, руководитель “Одноклассников”
  • Ян Кум, создатель WhatsApp

Понравился эксперимент, описанный в книге:

Обезьян посадили в клетку и регулярно подбрасывали им бананы. Но, как только кто-то брал эти бананы, группа получала удар током. Вскоре тех, кто тянулся за бананом, били свои. Затем старожилов по одному начали менять на новоприбывших особей и в какой-то момент отключили электричество. Но все равно группа саморегулировалась так, что новоприбывшим запрещали касаться бананов. В финале клетка наполнилась приматами, которые ни разу не получали удар током и даже не общались с теми, кто получал, – и эта группа хранила священный ужас перед прикосновением к желанной и безопасной еде.